Ошарашена словами невестки: «У вашего сына ничего своего, он пришел ко мне на все готовое».

Ошарашена словами невестки: «У вашего сына ничего своего, он пришел ко мне на все готовое».

 

– …И ничего ведь не предвещало скандала! – рассказывает шестидесятилетняя Наталья Леонидовна. – Собрались у нас на даче – подруга моя, сын с женой приехали, ну, мы с мужем, естественно. Дочь не поехала, дачу она не любит… Мужики шашлыки жарить пошли, мы на террасе сидим, болтаем – я, невестка Кира и подруга. Подруга говорит, хорошо тут у вас, мол. Я говорю, хорошо-то хорошо, но, видимо, продавать будем дачу осенью. Надо дочери как-то квартиру покупать. Может, отделится от нас, так у нее своя семья появится, наконец…

…Детей у Натальи Леонидовны и ее мужа двое – тридцатилетний Иван давно отделился, у него своя семья, правда, своих детей еще нет. А тридцатишестилетняя Мария до сих пор живет с родителями. Очень хочет замуж, но не получается. И на сайтах знакомств сидит, и подруги ее знакомили – но не складывается ничего, хоть ты тресни. Пара-тройка свиданий, и на этом все.

Все наперебой пытаются помочь, все дают советы, но толку пока нет.

 

– Жалко ее! – вздыхает Наталья Леонидовна. – День рождения у нее месяц назад был, так она накануне так рыдала… Все, говорит, плохо у меня, в тридцать шесть я ноль без палочки, ни семьи, ни детей, живу с родителями. Еле успокоили!.. Поговорили потом с отцом. Решили, что надо хоть мехом наружу вывернуться, но купить Машке отдельную квартиру, и как можно быстрее. Это единственное, чем можно помочь. И подруга поддержала. Вот, правильно, говорит, решайте вопрос с жильем! Будет у нее своя квартира – и личная жизнь наладится. Со своим жильем точно одна не останется…

Проблема только в том, что денег на покупку квартиры нет в их семье ни у кого. Мария работает в центре внешкольного образования, ведет кружки у детей. Учреждение государственное, это плюс. Зарплату, хоть и небольшую, пока платят. Но что будет с образованием в ближайшем будущем, особенно с образованием внешкольным, никто не знает. Может, и вообще кружков теперь не будет, ничего удивительного. Тут и школа-то под большим вопросом.

В любом случае, сама Мария квартиру себе не купит ни за что.

Наталья Леонидовна с мужем тоже небогаты, тем не менее, оптимизма не теряют. Поскребли по сусекам, собрали все, что есть, готовят на продажу дачу. Если все срастется, половину или чуть больше скромной однушки наберут, остальное возьмут в ипотеку. Муж хотел на пенсию идти, но теперь не получится. Нужно будет поработать еще лет пять хотя бы, и Наталья Леонидовна какую-нибудь подработку поищет. Ну а что делать, всем сейчас нелегко, надо дочери помочь…

– Ну вот, сидим на террасе, подруге это все рассказываю, она кивает, – говорит Наталья Леонидовна. – Кира молчала-молчала, а потом вдруг и говорит – Наталья Леонидовна, а почему вы о сыне не думаете совсем? Дочери квартиру надо, все правильно. А сыну? Я говорю, ну у сына есть жилье, он не на улице ведь живет… А она мне прямо при подруге, представляешь, заявляет – какое это, говорит, у него жилье есть? Это у МЕНЯ есть жилье! Вы, может быть, забыли, что сын ваш живет в МОЕЙ квартире? И своего имущества у него – только то, что на нем?

Сын Иван действительно живет с женой в квартире, которую Кире отдали родители. Квартира раньше принадлежала ее бабушке. Живут там уже пару лет, сделали вдвоем косметический ремонт, купили мебель.

Иван, считает Наталья Леонидовна, вовсе не нахлебник какой-то – работает, зарабатывает не меньше жены, дома делает все, что надо. Ну, собственной квартиры у него нет, не повезло. Но упрекать его за это тоже нельзя.

– Ну как так? Что за семья такая вообще – мое, твое, разве можно так? – расстраивается Наталья Леонидовна. – И заявить такое про мужа… мол, пришел гол как сокол, сел на шею! Это вообще ни в какие рамки… Ну искала бы себе олигарха тогда, с такими взглядами. Но, видимо, для олигарха тоже не подошла, по каким-то параметрам. Так что ей ли выступать? Пусть спасибо скажет, что вообще замуж взяли…

А уж по поводу того, кому им с мужем покупать квартиру, невестка вообще не имеет право высказываться, уверена Наталья Леонидовна. Это вообще ее не касается. Хотят – курят дочери, хотят – кошачьему приюту…

Невестка действительно хамка редкостная? Влезла в разговор, нагрубила, и вообще не имела права такие вопросы задавать свекрови?

Или она не так уж и неправа?

Что думаете?

 

рейтинг: 5 из 5, голосовало 1