«Родишь – поймёшь», — твердила мать, сестра и другие. Я родила и не поняла

«Родишь – поймёшь», — твердила мать, сестра и другие. Я родила и не поняла

Плюс тридцать, очередь к лотку с мороженым. Дождалась, купила последний фруктовый лёд. Голос из-за спины:

 

— Папа, я не хочу пломбир, я тоже хочу фруктовый лёд!

 

Продавец, молоденький парнишка лет семнадцати, развел руками. Я услышала нарастающий гул, плавно переходящий в плач, чья-то рука опустилась на моё плечо, бас в ухо:

 

— Женщина! Уступите ребёнку фруктовый лёд!

 

Обернулась. Мужчина лет тридцати бережно прижимал к себе своё сокровище лет пяти, одной рукой он утирал ему слёзы, вторую тянул ко мне в требовательном жесте.

 

Извинилась, робко улыбнулась, отказала и пошла к ближайшей скамейке, чтобы провести пятнадцать минут в тишине и поедании лакомства.

 

— Жадная тётя, — мужчина около лотка объяснил ребёнку, — жадная и страшная тётя. Ничего, родит — поймёт! Зайка, давай я тебе три мороженки куплю? Не плачь только!

 

Я выбросила обёртку в урну и присела. Мимо меня гордо проковылял заботливый папашка, ведя за руку счастливо улыбающееся чадо. Пришлось снова встать — подобрать фантик от пломбира, небрежно брошенный ими в мою сторону.

 

Фруктовый лёд… Давно его не ела — дочка была на грудном вскармливании, не рисковала. Потом зима, когда о мороженом совсем не думалось. И вот, наконец-то, весна, тепло. Как вовремя лоток с мороженым попался на глаза! Жаль, что фруктовый лёд последний оказался — все скупила бы.

 

«Родишь — поймёшь!» — сколько же раз я слышала эту фразу!

 

Впервые ещё лет восемь назад, когда согласилась составить компанию сестре и племяннице. Парк отмечал день рождения, было обещано много конкурсов, призов и сюрпризов для детей.

 

Один из эпизодов напомнил скорее сцену из ужастика, нежели детский праздник: бедолага-клоун с охапкой леденцов беспомощно оглядывается по сторонам в поисках спасения — вокруг него сжималось кольцо детей с протянутыми руками. Когда стало ясно, что детей больше, чем конфет, к детям присоединились родители.

 

Шум, гам, гвалт, две ретивые мамочки вцепились друг другу в волосы, деля последнюю конфету. Те, кому не досталось сладости, выли и пытались отнять у более удачливых конкурентов.

 

Одной из дам, участвовавших в драке, была моя старшая сестра. Она, с видом победителя, вручила леденец своей дочке. «Родишь — поймёшь!» — зачем-то сказала сестра мне, обратив внимание на мою отвисшую челюсть.

 

Следом, пока проигравшие зализывали раны, а победители грызли конфеты, последовали странные рассуждения о том, что раз её дочь захотела конфету, то сестра обязана была её добыть в неравном бою. Отнять, украсть, отвоевать… Она перебрала все варианты, кроме одного: купить аналогичную в магазине.

рейтинг: 5 из 5, голосовало 1