Узнаю, что забеременела - уйду, а дальше решай сама, сказал ей муж

Узнаю, что забеременела - уйду, а дальше решай сама, сказал ей муж

К детям Вика всегда была равнодушной. Хотя, казалось бы, выросла в большой семье, где, кроме неё были два младших брата и сестра. Но, будучи старшей, она через край хлебнула все прелести воспитания малышей. Родители много работали, и на хрупкие Викины плечи легли и прогулки с младшими, и обязанность отводить-забирать их из детского сада (а потом и школы), и домашние уроки, и даже периодическая готовка ужина на всю их шумную компанию.

 

Поэтому, вступив в тот возраст, когда обычно у молодых женщин буквально сносит крышу от желания завести малыша, она очень четко понимала, что ребенка она не хочет. Во всяком случае не сейчас. Может потом. Когда-нибудь.

 

Ей было уже немного за тридцать, когда случайная встреча с Максимом постепенно стала перерастать во что-то большее. Они хорошо ладили, у них были общие интересы и друг с другом они не скучали. Вика полюбила.

 

Максим уже имел за плечами неудавшийся брак и маленькую дочь, которая осталась с его бывшей женой. Он был достаточно откровенен с Викой и рассказала ей о том, что после родов жена сильно изменилась, направив все свое внимание на ребенка, стала чужой и холодной. Кроме того, и малышка доставляла немало хлопот, кричала ночами, много болела, капризничала, а когда немного подросла то буквально хвостиком ходила за матерью, не давая ни малейшего шанса родителям на уединение.

 

Имея этот негативный опыт, Максим больше не хотел заводить детей, о чем честно и сказал Вике. На тот момент такая постановка вопроса показалась ей правильной, и Вика согласилась на бездетный брак.

 

Первые годы их семейной жизни были по-настоящему счастливыми. Они были предоставлены сами себе, много путешествовали, ходили на концерты, встречались с друзьями. Словом, вели полноценную и интересную жизнь.

 

Но все чаще Вика стала ловить себя на мысли, что время улетает, и совсем скоро рождение ребенка будет уже не таким простым мероприятием, как в юности. Она провожала долгим взглядом мамочек с улыбающимися малышами в колясках и думала о том, каким мог бы быть он - их с Максимом ребенок. Обязательно самым красивым. И самым умным.

 

Но Максим Вику не поддержал. Напомнил ей о том, что всё это они обговаривали несколько лет назад и с тех у него ничего не изменилось. Вика настаивала, на что получила жесткий ответ: узнаю, что забеременела - уйду, а дальше решай сама. Так между ними случилась первая серьезная размолвка, и в квартире на несколько дней повисла тягостная гнетущая тишина.

 

Но Вика на самом деле очень любила мужа и не могла себе представить жизни без него. Справедливо рассудив, что ребенок должен быть желанным с обеих сторон, она взяла в себя в руки и прекратила донимать Максима своими мечтами о детях. Но сама мечтать не перестала. Она с радостью соглашалась быть крестной матерью детей своих братьев, подружек и друзей, с удовольствием нянчилась с малышами, часами выбирала им одежду и игрушки. И, наверное, была самой лучшей крестной матерью, которую можно желать.

 

Её крестники уже подросли и друг за другом пошли в школу. Вика была в курсе всех их школьных дел, зачастую вместо родителей ходила на собрания, организовывала пикники и поездки. Она, оказалось, очень любит детей. Их честные ясные глаза, их открытые чистые души. Таким мог быть и он - их с Максимом сын. Но помня о договоре, Вика старательно выполняла его условия. У нее есть Максим, у него есть Вика, им хорошо вдвоем, они любят друг друга и обо всем давно договорились, как мантру повторяла она себе в такие минуты.

 

… В тот вечер в дверь длинно позвонили. Максим еще был на работе, а Вика никого не ждала. На пороге стояла приятная молодая женщина, нервно поправлявшая волосы. Им нужно поговорить, сказала она. Это важно. Вика пропустила гостью в квартиру и та, скинув широкую мягкую шубку, прошла в большую комнату. Она была в положении, небольшой округлый живот не оставлял в этом никаких сомнений.

 

Всё, что произошло дальше стало страшным откровением для Вики. Это Ксюша, они с Максимом любят друг друга. Да, уже давно, около года. Максим все обещал рассказать жене сам, но, видимо, никак не решится. Но тянуть больше нельзя и Ксюша осмелилась вмешаться, ведь у них будет ребенок, мальчик. Максим очень рад. Жаль, конечно, что всё так получилось, но Вика должна отпустить мужа и не удерживать его. Все равно семьи у них нет и не Викина, конечно, вина, что она не может иметь детей…А в семье должны быть дети, так говорит Максим..

 

Эта женщина говорила и говорила что-то еще, но Вика уже её не слышала. Её маленький уютный мир рухнул и накрыл Вику спасительной тишиной. Она смотрела на заходящее солнце, лучи которого заливали комнату и не понимала, что ей делать дальше. Сколько она так просидела, может час или два, она не знала. Гостья давно ушла, осторожно прикрыв за собой входную дверь. Солнце зашло, комната погрузилась в вечерний полумрак, и только часы, как ни в чем не бывало, продолжали отсчитывать секунды. Тик-так, тик-так, тик-так…

 

Максим больше не пришел. Он собрал вещи, когда Вика была на работе и подал документы на развод. Как оказалось, у них не было ничего общего: ни имущества, ни детей и женщина в судейской мантии очень быстро поставила точку в их семейной истории. Заявление о расторжении брака удовлетворить, копию получить в канцелярии.

 

Вика шла по шумному городу, не замечая, как у нее по щекам градом текут слёзы. Прохожие, кто равнодушно, а кто с интересом скользили по ней взглядами и спешили дальше, по своим делам. Вика остановилась на мосту и долго-долго смотрела в темную гладь реки, пока какая-то пожилая женщина, проходившая мимо, не взяла её за руку и мягко, обняв за плечи, повела по набережной.

 

- Ничего. Ничего милая, - тихо шептала она Вике, - надо жить дальше. Как-то жить дальше.

 

КОНЕЦ

 

Уважаемые читатели, эта история, наверное, была бы одной из тех десятков банальных историй о мужской измене, если бы не одно обстоятельство. Вика, наступив себе на горло и отказавшись от мечты иметь ребёнка, выполнила условия договора с мужем, а вот Максим, как только ему стало удобно, молча внес изменения в договоренности.

 

Наверное, Вике не стоило так безоговорочно принимать позицию мужа и все же родить малыша, но с другой стороны, разве не должен быть ребенок в семье одинаково желанен для обоих родителей? Что скажете?

 

рейтинг: 5 из 5, голосовало 1